Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской ФедерацииFIS-Ski - International Ski FederationОлимпийский комитет России
Генеральный спонсор:
ОАО ЛУКОЙЛ

08 Октября 2012

Елена Вяльбе: Предпочитаю личное знакомство


Муж и Максимыч

  – Елена Валерьевна, какие люди, события связывают вас с нашим регионом?

  – Главное, что связывает с Алтайским краем, – мой первый тренер. До переезда в   Магадан Виктор Максимович Ткаченко долгое время работал здесь. В мои школьные годы не было разделения на край и республику. Из Магадана мы ездили тренироваться на озеро Ая. А потом жизнь сложилась так, что мой нынешний супруг работал в Заринске,и я очень много времени проводила с ним в этих краях. Друзей здесь много. С Еленой Шалиной, замечательной лыжницей из вашего края, долгое время были в сборной страны. Между прочим, она поедет на Олимпийские игры в Сочи в качестве судьи. Потом в регионе будет делиться опытом. Также в сборной познакомилась с вашим земляком Виталием Денисовым, это случилось на закате моей спортивной карьеры. Мне очень жаль, что он так рано ушёл из спорта.

– Денисов сказал, что вы здорово ему помогли на первых порах, дали ценные советы. Однажды на одном из этапов Кубка мира встретили его с пакетом продуктов и спросили: «Что купил?». А потом сказали: «Вот это нельзя, то нельзя, пятое нельзя». Виталий всё забракованное вами выбросил! Пересекались вы по работе и с нашим Сергеем Зориным. Он мог дорасти до тренера экстра-класса?

– Сергей доводил девчонок до уровня сборной, всё складывалось очень хорошо. Всё-таки тренеры растут вместе со спортсменами. Лена Серохвостова сейчас реальный кандидат на участие в чемпионате мира и следующей Олимпиаде. То, что случилось с Сергеем, настоящая трагедия. Он был ещё молодым и полным сил. Тем более, что с молодыми тренерскими кадрами у нас очень плохо.

– После смерти Ткаченко и Зорина образовалась огромная пробоина в тренерском цехе лыжного спорта Алтайского края. Налаженные ими связи со сборными не прервалась?

– Все, кто работал у нас в Подмосковье, продолжают тренироваться. И я в меру сил стараюсь помогать вашим ребятам и девчонкам, чувствую за них повышенную ответственность. Особенно за тех, кто был у Максимыча. Он про них всегда так много шутил…

–  Сразу после Ванкувера в Белокуриху на реабилитационный сбор приезжала спринтерская группа сборной России под руководством Юрия Каминского, нынешнего главного тренера всей национальной
команды. Но дальше сотрудничество не продолжилось. Белокуриха ещё остаётся в зоне интересов спортсменов-лыжников высокого класса?

– Да, в плане восстановительных мероприятий. В прошлом году наши ребята туда ездили на пантовые ванны.

– Мама олимпийского чемпиона Никиты Крюкова родом из Бийска, а Каминский, когда ещё работал в научно-исследовательском институте, неоднократно приезжал в Бийск на одно из ведущих предприятий химической промышленности страны в командировки. Показалось, что он очень нестандартный человек, связь с наукой помогла ему добиться успеха и на тренерском поприще. 

– Он, безусловно, талантливый тренер. Вырастил Никиту и Сашу Панжинского с детской спортивной школы.

– Хотелось бы услышать ваше мнение о Семинском перевале, где расположен федеральный центр подготовки спортсменов. Он удобен для алтайских лыжников из-за  географической близости, но у тренеров всё больше претензий: условия для тренировок всё хуже и хуже. 

– В этом году на Семинском пройдут соревнования, но я не уверена, что там всё будет как должно. Последний раз в этом центре я была года три-четыре назад – плачевное зрелище. Сама никогда там не тренировалась и слышала противоположные мнения от тех, кто работал на Семинском. Одни говорят, что очень хорошо потом себя чувствовали. Знаю, что Ткаченко ездил с ребятами. Другие жаловались, что наступал полный «стояк». Кто-то говорит, что там снег своеобразный, после него тяжело бежать.

Часовые пояса и Тёя

– В федерации лыжных гонок России есть человек, который отвечает за связь с регионами?

– Пока нет. Я сравнительно недавно возглавила федерацию и по возможности стараюсь посещать регионы сама. Надо лично изучать ситуацию, знакомиться с нужными людьми. Если приглашают, еду даже на такие мероприятия, которые, казалось бы, к спорту имеют не самое прямое отношение. Это касается и тысячелетия Ярославля, и юбилея Алтайского края. В понедельник буду в Казани, заказаны билеты в Южно-Сахалинск. Бывать в регионах необходимо. Обратила внимание, что губернаторы уважительно относятся к бывшим известным спортсменам. Во многих регионах были хорошие лыжные традиции, нельзя их забывать. Просто в некоторых территориях хотят всё и сразу, а я считаю, что идти вперед надо постепенно, спокойной, ровной поступью.

– В Южно-Сахалинск летите после заявления Владимира Путина о том, что он может стать центром подготовки некоторых наших сборных перед зимней Олимпиадой в Корее в 2018 году?

- Да, волна после этого заявления пошла. Не знаю… С какой-то стороны могу согласиться, с какой-то – нет. Мы там никогда не тренировались. Да и местный часовой пояс не совпадает с корейским. Нужна ли нам будет такая акклиматизация? Хотя я ничего не имею против Южно-Сахалинска, где работает новый энергичный руководитель, отвечающий за спорт. Там для нас ещё есть проблемный момент – сразу две местных федерации лыжного спорта, которые никак не могут жить дружно. К сожалению, подобное есть ещё в ряде регионов. В принципе, мы сотрудничаем только с аккредитованными общественными структурами, но согласно новому закону имеем право принимать в свои ряды и другие федерации. Стараемся вести объединительную политику.

– Накануне летних Олимпийских игр в Китае российские гребцы на байдарках и каноэ тренировались на гребном канале в Барнауле, гимнасты работали на последнем сборе в Ленинске-Кузнецком. 

– Правильно – из-за близости часовых поясов с Пекином. К олимпийским стартам в Корее можно готовиться в Якутске, на Алдане, в Нерюнгри. Зимой, конечно, нельзя, но на вкатывании, по первому снегу – вполне. С другой стороны, есть сибирские регионы, которые по времени совпадают с Кореей.

– Вы недавно в хакасскую Тёю ездили. Там чисто лыжный центр?

– Да. В свое время там тренировались в период вкатывания в сезон двоеборцы, биатлонисты. Но сейчас в Тёе нет стрельбища. Понимаете, какое дело: там тесно даже одним лыжникам – порядка полутора тысячи человек живут в частном секторе! Но все едут на первый снег. Там проводятся самые первые соревнования. Хорошо, что сейчас в посёлке полностью реконструировали старый профилакторий «Кедр», и я спокойна: по крайней мере сборники больше не живут у частников. Отчитываться перед проверяющими органами о проживании в частном секторе – это такая морока. Хорошо, что сейчас Министерство спорта идёт нам навстречу.

Руководство Республики Хакасия очень хорошо относится к спорту, имеет серьёзные задумки на будущее. В Тёе делают новую трассу, будут современные стадион, лыжероллерная трасса, гостиница. Котельную капитально отремонтировали, дороги новые проложили вместе с тротуарами. Бассейн планируется реконструировать. Это при прежнем губернаторе я постоянно слышала: «Здесь будет город-сад», но приезжала на следующий год и видела: только хуже стало. А сейчас в Тёе даже Дворец культуры причесали, облагородили. Я навещала Легкова и Дементьева, живших в трёхкомнатной квартире. Они постоянно снимали её. И каждый раз бытовые условия улучшались: современная стиральная машина появилась, новая электроплита и мебель, последний раз стеклопакеты хозяева поставили. Для местных жителей современный лыжный центр – большое благо, надежда на дальнейшее развитие посёлка. У них единственное градообразующее предприятие – рудник, который закроется через несколько лет.

Бюджеты и муки Губерниева

– Понятно, что вы не имеете таких возможностей, как Михаил Прохоров, руководитель Союза биатлонистов России, который в этом году направил в региональные отделения СБР винтовки и патроны. И всё же, какую помощь способна оказывать регионам Федерация лыжных гонок России? 

– Что касается финансовой помощи регионам, то у нас нет своего Михаила Прохорова. Бюджет лыжной федерации уступает биатлонному в семь раз. Мы не можем тратить государственные деньги на какие-то собственные мероприятия. Но мы можем замолвить словечко руководству Мин­спорта за тот регион, который хочет попасть в федеральную программу развития спорта.

– Вы согласны с тем, что лыжники проиграли биатлонистам битву за популярность и место на телеэкранах? 

– В прошлом и позапрошлом сезонах канал «Россия-2» показывал наш чемпионат страны. По словам телевизионщиков, рейтинг тех трансляций был гораздо выше, чем у аналогичных соревнований биатлонистов. Мне кажется, у зрителей есть момент перенасыщения биатлонными репортажами. Что касается количества телетрансляций, то у нас просто нет таких денег, как у биатлонистов. Многих, я знаю, раздражает, что телевизионщики чуть ли не в постель к биатлонистам залазят. Дима Губерниев при всём моём к нему уважении уже замучился выдумывать что-то новое. Однако телевизионщикам платят, и они обязаны что-то делать. Я, кстати, категорически против излишнего пиара. Запрещаю сниматься в некоторых шоу-программах. Говорю: будет результат на Олимпиаде – полежите месяц на лаврах, а потом опять за работу.

– Как складываются отношения ФЛГР с Министерством спорта? 

– Когда защищали бюджет, ни одной статьи нам не урезали. У нас замечательные отношения с министерством, прекрасные деловые контакты с Виталием Леонтьевичем Мутко. В этом плане я не хочу никаких перемен. Есть очень толковый замминистра Юрий Дмитриевич Нагорных, который курирует зимние виды. Он часто бывает у нас на сборах, знает все проблемы и тонкости и всячески помогает. Знаю, что так же ответственно он работает и с другими зимними видами.

Параллельный зачёт и Серохвостова

– Вы наверняка с особым вниманием относитесь к женской сборной России по лыжным гонкам.

– (Смеётся). Неправда!

– Хорошо! Черданцева, Серохвостова, Соболева – есть ли у этих молодых лыжниц родом с Алтая  (Соболева начинала у нас) – шанс выступить на Олимпиаде в Сочи? Или их время ещё не пришло?

– Ну почему же? У двух Лен – Серохвостовой и Соболевой – вообще серьёзные планы на Сочи: выиграть спринтерскую эстафету. Они выросли из юниорского возраста, но мы их не берём в основную сборную. Пусть поработают со своим тренером Литвинцевым, привычным для них.

– Кстати, как вы относитесь к системе параллельных зачётов?

– В принципе, неплохо. Век спортсмена короткий. В каждом конкретном случае надо взвешивать все «за» и «против». Но меня раздражают те спортсмены, которые за пару лет могут сменить по пять-шесть регионов. Есть богатые регионы, которые переманивают к себе одарённых детей, но если через три года они не показывают результатов, что называется, выбрасывают их на улицу. Это не совсем честная игра. К сожалению, у федерации нет механизмов, которые могут регулировать этот процесс. Единственное, что за два года до  Олимпийских игр члены сборной не имеют права на переходы, но так было с давних пор.

- На летнем чемпионате России я услышала замечательные слова. Был кросс, тренеры как всегда стояли вдоль трассы и давали советы подопечным. Один из них крикнул пареньку, юниору еще: «Всё в твоих ногах!». Если честно, я первый раз такое услышала. Но насколько правильно! Так что в отношении Марины и Ольги могу сказать одно: надо продолжать работать.

Советы Грушина и Бургмайстер

– Перед Олимпиадой мы стали сокращать состав национальной сборной. На следующий год оставим только костяк. Сейчас в сборной 12 девчонок – будет ещё меньше. Слишком много проблем от того, что у нас большие команды. Столкнулись с тем, что не можем получить от сборов запланированную отдачу. С одной стороны, конечно, хорошо, когда все перспективные лыжники и лыжницы у тебя перед глазами, но тренер теряет возможность уделять больше внимания лидерам. После Ванкувера Каминский возил на сборы по 40 человек, а сейчас только пять: невозможно стало всё отследить, даже в глаза спортсмену внимательно посмотреть. Попробуйте на сборах провести через баню и массажные столы огромную ораву. Приехали куда-то на первый снег, а его нет. Вынуждены кататься на роллерах. Спортсмены и тренеры ворчат: «А вот соперники перебрались в другие места». Конечно, когда Юстина Ковальчик одна тренируется, трудно ли ей собраться и уехать? А вы попробуйте поменять место жительства команды, в которой 60 человек. За последнее время кого только мы ни просмотрели – теперь предстоит углубленная работа с лучшими.

– Результаты женской команды оставляют желать лучшего. У вас не было желания, когда пришли к руководству федерацией, вернуть в национальную команду Александра Грушина, под чьим началом и вы, и вся женская сборная страны добились выдающихся результатов? 

– Александр Алексеевич работает в Национальном олимпийском комитете, член экспертного совета, поэтому полностью вернуть его в сборную было вряд ли возможно. Но периодически мы обращаемся за советом, опыт его востребован. На выборах в федерацию Грушин не совсем корректно обо мне отзывался, но ради результата я готова переступить через все свои амбиции и эмоции.

– Швейцарец Рето Бургмайстер, иностранный тренер в мужской команде, – это дань моде или поиск альтернативного пути развития? 

– Я его не приглашала в сборную, федерация тоже. Человек никогда не работал тренером, он только закончил выступления в большом спорте, классикой неплохо бегал. Там весьма непростая ситуация произошла. Мы взяли на работу опытного физиотерапевта, которая сотрудничала со сборной Германии. А Рето – её гражданский муж. И часть ребят они к себе увели – Сашу Легкова и Илью Черноусова. Когда я была против, они вчетвером съездили к Виталию Леонтьевичу Мутко. А у всех же в памяти после Ванкувера остались медали Вани Скобрева, которые он завоевал благодаря работе с итальянским  тренером. Правда, там была немного другая ситуация – у Скобрева в России не имелось достойного спарринг-партнера. Про наших лыжников сказать такого нельзя, команда сильная. Весной говорила с Виталием Леонтьевичем, он предложил вернуть Легкова и Черноусова в общую команду. Но сейчас этого делать нельзя – у них утерян контакт, остальные ребята с ними практически не общаются. Всё, что от нас зависит, мы для Саши и Ильи сделаем.

– Какой приоритет сейчас в вашей работе: это подготовка сборных команд к очередному чемпионату мира, а затем к Олимпиаде в Сочи? Или укрепление материальной базы лыжного спорта и развитие массового спорта? 

– Сборная – в первую очередь. Так было всегда и будет. Даже если наберётся два миллиона зрителей на чемпионате России и в каждом посёлке построим лыжную базу, но за рубежом будем занимать тридцатые места,  меня не поймут и спасибо не скажут.

Нортуг и скромность

– Смотришь сейчас хоккейные, футбольные или баскетбольные матчи полувековой, 40-30-летней давности и видишь, как бесконечно изменились эти виды спорта.

– То же самое можно сказать про лыжный спорт. Он просто стал другим. Наши наставники старой формации порой не понимают некоторые современные тренировочные методики. Но спринтерам, действительно, не надо уже бегать по 10-12 тысяч километров в год. С другой стороны,  наши мужчины тренируются на тех объемах и скоростях, по которым работало наше поколение. Наверное, и от этого у них есть результаты.

В программах соревнований произошли большие изменения. Нет прежней монотонности, тех кругов по25 километров, когда надолго уходишь в лес. У нас практически не было общих стартов. Сейчас осталась только одна гонка, где ты остаёшься сам с собой. А контактные гонки – там всё по-другому. В этом сезоне в Кубке мира у мужчин в эстафетах этап будет не10 километров, а семь с половиной. Считается, что так не будет больших разрывов между сборными. Опять же для ТВ выгода, смотрибельность повысится. Любопытно, что у лыжных гонок самый высокий в мире рейтинг в… Польше, где всего одна спортсменка высочайшего уровня – Юстина Ковальчик. А у нас по нормальному, общедоступному каналу показывают только Кубок мира – откуда ему быть, рейтингу?

 – Если бы действующей лыжнице Лене Вяльбе предложили взять с собой часть современной экипировки, что вы бы первым делом взяли туда, в прошлое?

– Не знаю. У нас и лыжи, и экипировка были самыми лучшими.

– Есть такой прославленный лыжник, но очень нестандартный в поведении –  Петер Нортуг. Вас не раздражает его сверхоригинальность? Или великим всё можно?

– После его отдельных выходок отношение многих спортсменов к Петеру, мягко говоря, не очень… Я с ними солидарна. Были когда-то два замечательных норвежских лыжника – Вегард Ульванг и Бьёрн Дэли. Дэли тоже мог повернуться на финише задом к народу. Вообще мог вытворить всё что угодно. И он не стал звездой для всей Норвегии, хотя по регалиям Бьёрн выше Вегарда. А вот Ульванг стал… Надо себя скромнее вести и не делать каких-то громких заявлений. Опростоволоситься можно легко. Прошлый сезон показал, что у Нортуга не всё так гладко.

– Трудно женщине на руководящей работе?

– Мне нет. Может быть, моим сотрудникам со мной трудно. Но вроде бы жалоб не было.

Беседу вели Виталий ДВОРЯНКИН и Сергей ЗЮЗИН.

Справка «АС»

 Елена Вяльбе (до замужества Трубицына) родилась 20 апреля 1968 года в Магадане. Советская и российская лыжница, трёхкратная олимпийская чемпионка, 14-кратная чемпионка мира, пятикратная обладательница кубка мира. Обладательница феноменального достижения — на чемпионате мира в Тронхейме в 1997 году выиграла пять золотых медалей из пяти возможных. Ни до, ни после неё никто не сумел повторить это достижение. Спортивную карьеру завершила в 30 лет после Олимпиады в Нагано. 7 июня 2010 года Елена Вяльбе стала президентом ФЛГР.

Алтайский спорт, 5. 10. 2012 г.

Смотрите также:

Сборная

Некрасова Полина Алексеевна
Некрасова Полина Алексеевна
Мастер спорта, г. Санкт-Петербург

Спонсоры и партнеры

  • Adidas
  • Fisher
  • РУСАЛ
  • Phosagro
  • Atomic
  • Otkrytie
  • Swix
  • CRAFT
  • ALPINA
  • SALOMON
  • Madshus
  • START
  • Rossignol
  • Rottefella
  • Vauhti
  • Star
  • "СХЕМА"
  • Сахалинский икорный дом
  • Powerup
  • Brecom
  • Optiwax
  • Kola Gmk
  • FORWARD

Результаты

< Апрель, 2017 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30