Министерство спорта, туризма и молодежной политики Российской ФедерацииFIS-Ski - International Ski FederationОлимпийский комитет России
Генеральный спонсор:
ОАО ЛУКОЙЛ

30 Октября 2019

Александр Бессмертных: «Перед Зеефельдом думал, что если приеду без личной медали, то закончу карьеру».

Александр Бессмертных: «Перед Зеефельдом думал, что если приеду без личной медали, то закончу карьеру».

Вице-чемпион мира и Олимпийских игр ответил на вопросы во время встречи в «Экипионе».

– Вы десять лет на Кубке мира, и личных медалей главных стартов до Зеефельда у вас не было. С каким настроением вы ехали в Австрию?

– По Зеефельду скажу так: все, кто следил и помнит Лахти, помнят индивидуальную гонку, где я стал четвёртым. Это, наверное, самое досадное место, которое у меня было. Второе место Сочи – там радовались как никогда, а вот именно четвёртое в Лахти – полное разочарование. И тогда я понял, что в Зеефельд поеду именно за медалью.

Я стал настраиваться на эту гонку за два года до Зеефельда – мол, возможно, это будет последний шанс выиграть личную награду. Потому что спорт есть спорт: сегодня одно, а завтра другое. Корея показала, что не всё от нас может зависеть. В Зеефельде мне на старте без разницы было, какая медаль будет. Но когда на финише оказалось, что проиграл секунды три, то тут уже горечь разочарования. Было такое, что вот чуток не получилось.

– Андрей Собакарёв недавно назвал самыми обидными местами второе и четвёртое.

– Четвёртое обиднее, на самом деле. Тут либо ты на пьедестале стоишь, либо четвёртое, о котором никто не вспомнит потом. Так что обиднее четвёртое намного.

В Зеефельде я сам себе доказал, что ещё могу, что рано меня списывать. Перед турниром у меня были мысли, что если приеду без медали, то, скорее всего, закончу именно с Кубком мира, чемпионатом мира, Олимпиадой. Потому что сложно: много усилий, без медали, а после проходящий год, как этот, и тяжело себя мотивировать.

Олимпийский сезон? Настроиться можно, но мы все понимаем, что сейчас идёт в средствах массовой информации, и к чему это приведёт, никто не знает. Поедем мы туда, не поедем... Так что не было б медали, я б, наверное, закончил, но медаль есть, и до следующего чемпионата мира я железно буду готовиться. Там 50 километров классикой, а дальше посмотрим, как.

– Вам всё же больше нравятся марафоны или гонки на 15 километров?

– Для меня, наверное, больше на 15, потому что они раздельные. Это прямо классика. Если полтинник будет с раздельного старта, это будет просто класс. Масс-старты... Ну, сидят все и сидят, хоть, может, это и непросто – удержаться. Вообще идеально мне было бы 30, если бы была разделка. Это вообще дистанция под меня.

– В этом году вы на какие гонки настраиваетесь? Классика? Скиатлон?

– В этом году у меня в планах Куусамо и эстафета в Лиллехаммере, затем вернуться в Россию, пробежать Красногорку и уехать на сборы. Потом уже скиатлон в Оберстдорфе – хочу смоделировать чемпионат мира. Есть задумка с тренером спуститься с гор, смоделировать по дням.

Если бы не прикидка к чемпионату мира, никогда бы не заявился туда. Уже надоели и скиатлоны, и коньковые гонки, потому что если реально смотреть со стороны, то выйти и занять шестое-седьмое место на коньке – это предел, вообще фантастика какая-то для меня, но кому оно надо? Я хочу выйти на лыжню и показывать, что я не просто так приехал, а бороться за пьедестал. Это я могу только на классике сделать. Выходить на конёк? У нас есть молодая команда, которой надо набираться опыта. Я не хочу лезть в их огород. У меня свой.

– Из нашей сборной у вас самый красивый бег. Вот эта лёгкость... Кто вам технику поставил? В детстве или просто талант?

– Отец старался, сам на лыжах бегал. Все, что изначально в классике есть – это, наверное, от него. Потом само по себе пошло, никакой тренер не пытался это сломать. Видимо, заложено, потом потихоньку прогрессировал. Отец говорил в детстве: никогда не ходи часто. Частоту можно добавить, а вот прокат нет. Частоту правда легко добавить, а научить катиться – это тяжело... В Европе вообще практикуется бег на лыжах. Либо на руках. Недавно смотрели с Семиковым гонку, 2015, что ли, года чемпионат мира – там одношажным ходом много народа ехало. А сейчас этого нет, одношажный ход практически исчез. Либо ты бежишь, либо на руках идёшь.

– Во сколько лет вы встали на лыжи?

– В четыре или в пять. Просто ходил, просто гулял, никто меня не заставлял на тренировки ходить. Отец преподавал одно время – мы гуляли по стадиону, по лесу, нам давали лыжи.

Ставить на меня тренеры стали в 2007, наверное, году, когда я поехал на Первенство страны среди молодежи в Тобольск и случайно выиграл. Тогда и я был в шоке, и тренеры – случайно выиграл классическую гонку. До этого особо результатов не было – в Сибири только какие-то... После этого заметили уже, и я попал в Московскую область.

– На прошлой неделе Большунова спрашивали про подготовку к этому сезону, когда нет главных стартов. Он сказал, что в этом году на тренировках было легче. Как у вас? Легче, тяжелее, эксперименты?

– У Большунова сейчас период такой, что он адаптируется к нагрузкам, и ему становится легче. У меня лёгкости уже нет, вообще никакой. Если молодые говорят, что полегче где-то там стало, мне становится тяжелее и тяжелее. Восстановление проходит тяжелее, чем у молодых. Но я бы не сказал, что у нас запредельные нагрузки какие-то в этом году. Сделай базу в этом году, в следующем её скинь. Нет. Всё как шло, так и идет. Ничего не меняется. Я стараюсь сделать, то что считаю нужным. Я могу сказать тренеру: я сделал то, что считаю нужным, и я пошёл. Он: ну, пошёл так пошёл. Уровень взаимопонимания такой.

– А кого вы считаете основными соперниками? Норвежцы, шведы? По телевизору кажется, что вы чуть ли не дерётесь с норвежцами, а вообще какие с ними отношения?

– На трассе соперничаем в первую очередь с собой, а уж потом со всеми остальными. В масс-стартах – да, там есть контактная борьба, перестроения, тебя там могут уронить, а разделка – ты слышишь секунды, слышишь время, но идёшь как считаешь нужным для себя, потому что знаешь, что можешь выиграть пять секунд за подъём, а после за десять километров проиграешь сорок.

А так, конечно, в основном соперники норвежцы. У них и у нас сильная команда и сильный резерв. Больше ни у кого такого нет. Шведы провалились, в Швейцарии два-три человека, в Италии два-три человека, нет большой команды. Так что мы с норвежцами бодаемся. Ну, Колонья заедет, ну Манифика, Нисканен... А так мы и норвежцы. Лыжи у них популярны и у нас.

– Раньше лыжи популярнее были, на Красногорке толпами ходили люди, в лицо всех знали. Обидно.

– Ну, это не проблема лыжных гонок, наверное, а проблема Москвы. Сюда люди зарабатывать едут, им нет дела до лыж. В других местах не так. Вон, в Мончегорске чемпионат страны, там много народу приходит поболеть. Там люди отдыхают. А Москва это Москва, большие расстояния. Доехал до Красногорска – день потерял.

– Вы на лыжах «Мадшус» и в этом году будете?

– Да. Я на них и закончу, честно вам скажу.

– А может, эти три секунды на чемпионате мира «Фишер» бы отыграл? Или вы были довольны лыжами?

– Везде лыжи хорошие есть. Вопрос в том, сколько пар придется перебрать, чтобы найти те лыжи, которые будут ехать. Я не думаю, что я бы на «Фишере» отыграл те три секунды. Бегут ноги, а не лыжи. Если бы лыжи не ехали, я бы не был вторым. А они ехали.

Смотрите также:

Сборная

Устюгов Сергей Александрович
Устюгов Сергей Александрович
Заслуженный мастер спорта, ХМАО-Югра п. Междуреченский

Спонсоры и партнеры

  • Bosco
  • РУСАЛ
  • Swix
  • Fisher
  • Atomic
  • SALOMON
  • ALPINA
  • Kinetixx
  • Rukka
  • IDT Sports
  • Madshus
  • START
  • Rossignol
  • Rottefella
  • Vauhti
  • Star
  • Holmenkol
  • Optiwax
  • Kola Gmk
  • FORWARD
  • Phosagro
  • Сахалинский икорный дом
  • Brecom
  • BLIZ
  • X-SKI